ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА: У НАС И У НИХ

19 июля Госдума одобрила законопроект пенсионной реформы в первом чтении. Согласно ему, пенсионный возраст для мужчин планируется повысить с 60 до 65 лет к 2028 году, для женщин — с 55 до 63 лет к 
2034 году, правда в ходе телеобращения Владимир Путин «смягчил»
возраст выхода на пенсию для представителей слабого пола и предлагает
60 лет, а не 63. При этом на сегодняшний день средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет 66,5 лет, а женщин— 77. Не зря реформу называют «пенсионным геноцидом», так как власть, которая так часто говорила про «социальное государство» и «ответственность», мгновенно дезавуировала свои обещания. Как подсчитали аналитики «Райффайзенбанка», повышение пенсионного возраста не приведет к сильному росту ВВП и в лучшем случае даст нулевой результат, зато негативно скажется на доходах граждан. Эффект для ВВП при реализации «позитивного сценария» будет близок к нулю — опять же, за счет того, что многие люди, которые при нынешних правилах могли бы рассчитывать на пенсию, останутся без работы. Без реформы рост же мог бы составить 2 процента к 2034 году, считают авторы исследования

Первая организованная государством система пенсий по возрасту занятых в частном секторе была введена в Германии в 1889 году. Характерная черта немецкого подхода состояла в том, что социальное страхование было обязательным и основанным на взносах. И работодатели, и работники должны были вносить средства на ее финансирование. Введенная в Германии система базировалась на предшествующей практике существования добровольных фондов взаимопомощи, организуемых гильдиями и рабочими объединениями. Права на пенсию в новой системе основывались на ранее выплаченных взносах. Дания (1891) и Новая Зеландия (1898) ввели систему пенсионирования, ориентированную на целевую помощь бедным.
Здесь она финансировалась за счет общих налоговых доходов, предполагала проверку нуждаемости и гарантировала плоский уровень выплат. Эти пенсионные системы в большей степени вытекали из традиционного законодательства о бедных.

В последующие годы большинство западноевропейских стран сформировали системы пенсионного страхования, ориентированные на германскую модель; англосаксонские страны (за важным исключением США) и страны Северной Европы в большей степени шли по пути, проложенному Данией и Новой Зеландией. Эти системы решали разные задачи. Германская была ориентирована на сохранение социального статуса работающего после выхода на пенсию. Датская, впоследствии введенная в Англии, – на ограничение бедности.

В XX веке происходит постепенное сближение пенсионных систем развитых стран. Там, где они были основаны на страховых взносах (Германия), вводятся гарантии минимальной пенсии, не зависящие от предшествующих взносов. В странах, ориентировавших пенсионную систему на равные пенсии, финансируемые за счет общих доходов, бюджетов, отменяется контроль нуждаемости. В дополнение к плоским минимальным пенсиям вводится система обязательного социального страхования (Великобритания).

Прогнозы предполагают, что в период до 2030 года нагрузка пенсионеров на работающее население в развитых странах примерно удвоится. По государствам «большой семерки» прогнозируется рост расходов на пенсии с 6,7% ВВП в 1995 году до 10,7% ВВП в 2030 году. По прогнозам ОЭСР, расходы на социальное обеспечение вырастут с 18,3% ВВП в 1990 году до 25,5% в 2050 году при реализации базового сценария. При более быстром росте они увеличатся до 23,7%, при более низком – до 30,4%. С 1990 по 
2050 год расходы на социальное обеспечение будут ежегодно расти в среднем на 1,9% в реальном выражении. В нынешней Европе главная причина реформировать пенсионную систему — рост продолжительности жизни и как следствие — старение населения. Согласно докладу ВОЗ от 
2016 года, ожидаемая продолжительность жизни для немецких мужчин —
78,7 лет, а для немецких женщин — 83,4 года. Европейцам придётся работать дольше. Постепенное повышение пенсионного возраста это лучше, чем рост налогов или сокращение размеров пенсий. В Германии к 2029 году пенсионный возраст обоих полов поднимется до 67 лет. В 2010 году Еврокомиссия выступила с рекомендацией странам ЕС рассмотреть возможности повышения пенсионного возраста до 65 лет. Более того, рекомендовано было увеличивать пенсионный возраст до 70 лет к 2060 году. В 2012 году премьер-министр Швеции Фредрик Рейнфельдт предложил постепенное увеличение пенсионного возраста до 75 лет. Еврокомиссия поставила задачу — чтобы число пенсионеров не превышало 1⁄3 от трудоспособного населения. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), с 2013 по 2015 г. изменения в свои пенсионные системы вносили три четверти входящих в нее стран (26 из 34). В девяти странах это были реформы, затрагивающие большинство населения. Это повышает необходимость развивать частное пенсионное обеспечение и его роль в доходах будущих пенсионеров. Все страны ОЭСР имеют накопительные пенсионные системы, в среднем по 34 странам распределительная часть обеспечивает пенсию в размере 41% среднего заработка, с учетом накопительной части она увеличивается до 58%, т.
е. порядка трети пенсии обеспечивается за счет накоплений. Реформы везде выглядят по-разному. Например, Чехия и Финляндия сократили индексацию, Франция изменила ее порядок, а Греция и Бельгия —заморозили. Словакия с 2017 г. привязала индексацию к инфляции, такие же правила действуют в Швеции, Финляндии, Португалии, Германии. В Турции индексация зависит от темпов ВВП. Люксембург будет индексировать пенсии, только если пенсионные доходы превысят расходы.
Во многих странах пенсионный возраст повышается. Это сделали 31 из 35 стран ОЭСР: 20-летние граждане, начавшие работать в 2014 г., выйдут на пенсию не ранее 64 лет, а в Чехии, Ирландии и Великобритании — в 68 лет. В странах с переходной экономикой, где в середине 1990-х пенсионный возраст составлял 60 лет для мужчин и 55 для женщин, теперь он в среднем 65 и 63 года соответственно.

В октябре 2010 года Сенат Франции вслед за нижней палатой 177 голосами «за» при 153 «против» одобрил законопроект о пенсионной реформе.
Саркози утверждал, что предложенный им законопроект снизит стоимость пенсионной системы и сократит государственный долг. По французской традиции, за этим последовали многотысячные митинги, вылившиеся в уличные противостояния с полицией. Был блокирован нефтеперерабатывающий завод неподалеку от Парижа, что привело к дефициту топлива, возникла даже угроза закрытия столичного аэропорта имени Шарля де Голля. Но это не помогло, реформа была одобрена правительством.

Иначе всё прошло в Швейцарии. В сентябре 2017 года в Швейцарии состоялся референдум по пенсионной реформе. Граждане отклонили предложения властей, предполагающие повышение пенсионного возраста для женщин с 64 до 65 лет (также планировалось повышение пенсионных взносов из заработных плат и сборов от НДС). В 2015 стало известно о намерении властей Китая повысить пенсионный возраст. Рост числа пожилых людей в КНР прогнозируется в ближайшей перспективе с 15% до 39% от населения страны. Сейчас мужчины-китайцы могут выходить на отдых с 60 лет, а женщины – с 55 (если они служащие) и даже с 50 (если они рабочие).

Некоторые страны движутся в обратном направлении: например, Перу и Уругвай предоставили работникам право вернуться в распределительную систему. Словакия, где к 2060 г., по прогнозам Еврокомиссии, пенсионные расходы будут самыми большими, а пенсии – самыми низкими в ЕС, в 2015 г. отменила минимальный срок накоплений в 10 лет и разрешила их наследование, а также временно открыла вход в накопительную часть для всех – ранее ее можно было выбрать только до 
35 лет. Чехия, предложив работнику софинансировать накопительный взнос за счет вычета из солидарного взноса (тем самым распределительная часть пенсии у таких работников сокращалась), столкнулась с почти тотальным отказом людей от участия в этой системе. В то же время государственное софинансирование добровольных накоплений позволило сделать их массовыми: в них участвуют 4,9 млн работников против 0,08 млн, выбравших накопительный взнос в госсистеме. В Новой Зеландии до запуска программы KiwiSaver в 2007 г., основанной на автоматическом подключении работающих и госсубсидиях, в добровольных накоплениях участвовало менее 10% граждан трудоспособного возраста, к 2010 г. эта доля возросла до 55%, сравнивают в обзоре по охвату частных пенсионных систем эксперты ОЭСР. Германская программа Riester благодаря государственному субсидированию за 10 лет с момента старта в 2001 г.
повысила охват с 2,5 до 27% граждан трудоспособного возраста. В Испании же, несмотря на налоговые льготы, к 2012 г. в добровольные корпоративные программы удалось вовлечь чуть более 3% работников, в индивидуальные — 15%.

Специалисты считают, что одна из главных проблем России в этой сфере — отсутствие культуры пенсионных накоплений. Но это вполне объяснимо:
из-за постоянных отзывов лицензий у банков, дефолтов и новостей о национализации таких накоплений в других странах. Другая проблема — люди, которые развивают нашу пенсионную систему, вынуждены смотреть на политическую составляющую: то выборы — и надо поддержать пенсионеров, то денег нет — и надо сокращать расходы.

Кроме того, пенсионная система — производная от системы трудовых отношений. Главная причина того, что у нас низкие пенсии — у нас низкая заработная плата. В России пенсионные деньги это не инструмент формирования пенсий граждан, а источник решения текущих бюджетных проблем.

Пенсионных накопления, сформированных в основном за счет взносов работодателей на индивидуальных счетах граждан в Пенсионном фонде России (ПФР) или негосударственных пенсионных фондах (НПФ) в рамках системы обязательного пенсионного страхования, инвестируются неэффективно. Такие пенсионные накопления сейчас имеют более 80 млн человек. Открытые данные проанализированы в исследовании «Пенсионные накопления России» (подготовлено компанией «Пенсионные и актуарные консультации» (ПиАК) и ассоциацией «Альянс пенсионных фондов (АНПФ).
Авторы обзора исследовали так называемую чистую (после вычета вознаграждения за управление) доходность от инвестирования пенсий в 35 УК, включая ВЭБ, а также в 46 НПФ за несколько лет. Оказывается, за все время работы НПФ с пенсионными накоплениями (с 2005 г.) они обыгрывали годовую инфляцию в 43% случаев, УК (с 2004 г.) – в 45,7% случаев. А за 2015 г. только каждый седьмой НПФ начислил на счета застрахованных больший доход, чем инфляция (12,91%). Результаты инвестиций фондов и УК накопленным итогом за 10 последних лет показывают, что на длительном интервале, включающем обвалы фондовых рынков, как в кризис 2008 г., и взлеты (2009 г.), сберечь деньги от инфляции удается единицам.

Повышение пенсионного возраста неизбежно приведет к росту предложений на рынке труда со стороны зрелых соискателей. Вопрос в том, будет ли на них спрос. Опыт пенсионных реформ в других странах показывает, что без широкой общественной дискуссии и смены отношения к возрастным сотрудникам пенсионная реформа, скорее всего, приведет к росту безработицы, уменьшению продолжительности жизни граждан и не оставит шансов на полноценное использование в экономике ценных кадров с большим опытом, связями и ответственностью.

Показателен опыт реформирования пенсионной системы Германии в начале нулевых. Немецкое правительство резко подняло пенсионный возраст для мужчин до 67 лет, а женщин до 65 лет. На первых порах это привело лишь к росту занятости возрастных сотрудников в сегменте неквалифицированного труда и значительному снижению продолжительности здоровой жизни, а также уменьшению периода дожития граждан после выхода на пенсию. Вал досрочных выходов на пенсию по состоянию здоровья — так уходил каждый пятый — удавалось сдерживать только административными методами. К 2009 году стало понятно, что самой «тяжелой» группой для трудоустройства являются люди в возрасте от 55 до 65 лет: им и работу сложнее найти, и ищут они ее реже, а период безработицы в этой группе составляет 51 неделю.

Пенсионная реформа в Германии отрицательно сказалась на здоровье немцев. Каждый третий работник в возрасте от 55 до 64 лет вынужденно трудится, несмотря на плохое самочувствие. По данным Евростата, Германия находится на предпоследнем месте в рейтинге ожидаемой продолжительности здоровой жизни. Мужчины здоровы до 57,4 лет, женщины — до 57,9 лет, в то время как средняя продолжительность жизни в стране у мужчин составляет 78,6 лет, а у женщин — 83,3 года.

А вот Канада отказалась от идеи повышения пенсионного возраста до 67 лет к 2023 году, хотя, казалось бы, аргументы сторонников реформы, экономического консультативного совета, были железными: стимулирование занятости должно было увеличить ВВП страны на $56 млрд. Разгорелась жаркая общественная полемика, в которой победили противники реформы:
их поддержал глава канадского министерства социального развития. Вслед за этим и все правительство не поддержало идею. Барьером стала как раз угроза бедности для пожилых граждан. Кроме того, в Канаде признали справедливым аргумент о том, что повышение пенсионного возраста нарушает права граждан, обязывая их работать даже в том случае, если по каким-то причинам они этого делать не могут или не хотят. Сегодня Канада наряду с Норвегией, Швецией, Люксембургом и Швейцарией вообще не планирует повышать пенсионный возраст.

Стимулирование занятости в стране кленового листа осуществляется другими путями. Работодатели придумывают разные способы удержать работника от резкого выхода на пенсию: помогают сформировать поэтапный план отхода от дел, поощряют профессиональное переобучение, предлагают посильные для пожилых людей должности, предоставляют меры социальной поддержки и активно вовлекают «почтипенсионеров» в корпоративную жизнь. С 2001 года в Канаде составляется ежегодный рейтинг работодателей по степени вовлеченности в проблемы пожилых сотрудников, Top Employers for Canadians over 40. 100 крупнейших работодателей страны соревнуются в числе и качестве специальных программ и льгот для сотрудников старше 40 лет.

Почему власть в России все же пошла на отмену своей риторики о «социальном государстве»? Ответ прост. Замедление темпов экономического роста, отток капитала, бегство «приватизаторов» в офшоры. Пока олигархи бегут от налогов, испугавшись санкций США и ЕС, обычные россияне должны расплачиваться за плохо продуманные решения ЦБ и геополитические авантюры. Богатейшие россияне, по оценке NBER, держат в офшорах активы на сумму, составляющую 60% российского ВВП.
Это почти 60 триллионов рублей или более 1 триллиона долларов по текущему курсу.

По этому показателю Россия находится на одном уровне в нефтяными монархиями Персидского залива и странами Латинской Америки. Меньше всего денег прячут жители скандинавских стран — не более 2% ВВП, в Центральной Европе этот показатель достигает уже 15%.

Согласно отчетам ЦБ, в прошлом году из России в офшоры утекло 42 млрд долларов, или 2,5 триллиона рублей. Это на 15% больше, чем федеральный бюджет потратил за год на поддержку национальной экономики и вдвое превышает сумму, выделенную на образование и здравоохранение вместе взятые. «Магнитом», притягивающим российские деньги, остается Кипр, следует из статистики центробанка по прямым инвестициям из РФ за рубеж.

За год юридические и физические лица РФ вложили в кипрские компании
35,9 млрд долларов. Общая сумма российских инвестиций на острове достигла нового исторического рекорда — 177,4 млрд долларов. По текущему курсу это 11 триллионов рублей — 5 оборонных бюджетов России и 18 бюджетов всей системы высшего образования.

Такими образом, лаконичный вывод: олигархам — деньги, россиянам — «реформа».